Обучение | Лекцеатр | Досугарство Лекцеатр, лекцерт   |   Бесклассовое образование для бесклассового общества



Обучение автоматизаторов из методистов

В 2016-м году наша главная образовательная идея состояла в том, что главный выпускник получается не в позиции ученика и даже не в позиции учителя ("разобраться в предмете на уровне учителя"), а в позиции методиста – при этом и подготовка учителей, и подготовка учеников происходит, но воспринимается как "отходы от основной подготовки". Причина в том, что автоматизатор смотрит на свои рабочие задачи "через одно звено": не "сделать дело", а "сделать систему, которая сделает дело", и также методист не "учит ученика", а "учит учителя учить ученика".

Обучение автоматизаторов из методистов (отрывок со встречи 2016-го года)



Суздализация знаний

Вторая главная образовательная идея – суздализация знаний, т.е. постепенное приведение к единому формату терминологий всех наук. Сначала мы расставляем существующие понятия в цветные таблицы, потом привыкаем к самим таблицам, потом заменяем термины на более удобные и привыкаем к ним, поскольку таблицы остаются знакомыми. Второй момент: новый ученик осваивает в суздальском формате любой раздел знаний, но вместе с ним он осваивает и сам суздальский формат, после чего ему легко добавлять себе в голову все остальные области знаний в этом же формате. Каждый привлекается со стороны интересующей его темы, после чего убеждается, что ему по силам разобраться во всех науках (которые к суздальскому формату приведены).

Вообще профессиональное овладение хорошо наполненным знаниями Суз-Далем по трудозатратам для человека я оцениваю в нынешнее получение двух высших образований (или одного средне-специального образования и одного высшего образования): хорошее ориентирование в Кругозоре, т.е. в самой общей структуре Суз-Даля, составляет первую специальность, которую нужно получить, и механизмы Уточнения требуемого знания средствами Суз-Даля до детальной конкретики, требуемой в практических задачах, составляет вторую специальность, которую нужно получить. Всего два образования – за доступ КО ВСЕМ ЗНАНИЯМ, причём, не только уже открытым/изобретённым, но и будущим, поскольку Суз-Даль как стандарт представления знаний собственного научно-изобретательского сообщества – штука открытая: расширяемая, пополняемая, фальсифицируемая и т.д.



Коллективизм

Мы убедились в непродуктивности сотрудничества один-на-один. Если перед нами выдающийся учёный или изобретатель, то хорошо, а вот если это союзник по воплощению, исполнению идей, то общаться с таковыми один-на-один непродуктивно, лучше бы они сами умели собираться в коллективы. Хотя бы типа нашего: мы здесь подали пример, т.к. с 2013-го года живём устойчивым сетевым коллективом порядка 10 человек из разных городов (буквально от Калининграда до Владивостока), общающихся, обменивающихся полезными знаниями, ведя несколько совместных проектов, ездящих по нескольку раз в год друг ко другу в гости. При этом для большинства наш коллектив – досуговый, т.е. у них есть ещё основная работа и основной рабочий коллектив, а также семья (в нашем коллективе в полном составе только две семейные пары). Учитывая, особенность наших общих целей, это редкость. А также у нас в составе сразу несколько выдающихся изобретателей и исследователей, каковые обычно образуют собственные проекты с рыхлыми сообществами последователей и трудно объединяются друг с другом.

Из практики Макаренко мы узнали, что устойчивый первичный коллектив (первичный – относительно коллектива целого учреждения) содержит не меньше 7 и не больше 15 человек (и мы можем теоретически объяснить этот установленный Макаренко экспериментально факт, но об этом в другой раз). Как только мы перешагиваем рубеж в 7 регулярно общающихся друг с другом человек, у них уже возникает достаточно внутренней информации и достаточно разнообразия, чтобы такой коллектив самоподдерживался. С другой стороны, как только в учреждении сформировано несколько таких полноценных первичных коллективов, можно включать схему Макаренко по обеспечению согласованности интересов каждой личности и всего коллектива в целом через промежуточный уровень первичных коллективов и совета представителей первичного коллектива – создавать благоприятную среду для развития каждого и роста общей мощи (т.е. можно не искать готовых крутых людей, а прокачивать их у себя на борту).

Вот это правильное построение коллектива, даже сетевого-виртуального, на порядок важнее, чем любые школовузовские здания с загнанными туда учениками. Я лично участвовал в успешном (но не для меня) стартапе частной школы дополнительного образования, которая, проводя занятия только по воскресеньям, умудрилась засчёт социальной сети и некоторых других приёмов (включая правильную численность групп и правильное взаимодействие координаторов с ними) сделать свой коллектив для учеников более актуальным и живым, чем коллективы тех школьных классов, в которые они ходили 6 остальных дней в неделю. Это тем удивительнее было наблюдать, что к нам ходили даже те ребята, у которых отношения с другими ребятами не складывались и занятия не особо интересовали! Они ходили, чтобы занимать в коллективе недостающие социальные роли фрондирующих и недовольных, дополняя и балансируя активных и довольных – потому что у нас естественная социальная структура класса была гораздо чётче преподнесена, чем в обычных школьных классах. Ну, казалось бы, если тебя тут ничего не держит (а ты, т.е. твои родители, ещё и доплачиваешь за посещение) и при этом тебе не нравится, то уйди, не трать время – есть твоя обычная школа, или уйма других интернет-сообществ, или сетевые компьютерные игры на худой конец! Но ребята залипали у нас, и стабильная численность была кратна этим макаренковским соотношениям. Так я обнаружил, что для стабильного существования школы важны не стены, не обязаловка, а пропорции социальной структуры – и поэтому даже имея один день занятий у себя против шести дней занятий в обычном школовузе, можно добиваться того, что всеми мыслями дети будут в нашем учреждении.

    Однако мои партнёры и ученики (что было особенно неприятно) по этой частной школе не выдержали испытания первым успехом и благополучно меня выперли, все интересные задумки убили и даже "спасибо" за мою ключевую роль в удачном запуске не сказали. Потому что я-то хотел идти дальше и делать новую образовательную систему всерьёз, а они увидели первые деньги, и их вполне устраивало номинальное новаторство на словах, но не на деле. Так я понял, что партнёрство с представителями системы образования (молодым преподавателем Академии Госслужбы, возглавлявшим отдел инновационных проектов) – это плохая идея. Потому что на первой же развилке в "изобретательном учителе чиновников", с которым я сотрудничал, верх берёт не "изобретатель", а "чиновник", и на меня-друга, душу вложившего и обеспечившего стартапу успешное прохождение начального периода и получение материальной поддержки для дальнейшего роста, начинают смотреть как на классового врага ("друг наш, сука, изобретать не прекратит, а тут уже бизнес попёр, да и обязаны мы ему, а за ним никого нет – что-то он нам больше не друг").



Образование вне зданий школовузов

Есть мой видеоблог на тему будущего школ: я сравниваю их со средневековыми крепостями, оставшимися без надобности в эпоху массовых армий, формировавших непрерывные линии фронта, легко проходившие между контролирующими ключевые точки крепостями. Образование должно быть занятием людей, гуляющих вместе в парке, сидящих вместе в кафе, пишущих в общий чат в социальной сети, созванивающихся по скайпу – школовузовский заполняемый учащимися класс не нужен! Специальное здание "где учатся" не нужно – учиться нужно везде, где сейчас занимаются глупостями или просто треплятся друг с другом!

Школы опустеют как средневековые замки

По уму нужно делать свежую образовательную систему, полностью отказавшуюся и от специальных зданий, и от их эрзацев в виде сайтов дистанционного образования тоже! Нужно просто снабжать пособиями общающееся население и помогать ему составлять устойчивые коллективы с правильными пропорциями. Это будет настоящая "массовая школа", которая явочным порядком оставит на обочине истории современную как государственную, так и частную, как очную, так и дистанционную.



Возрастная молодость не равна душевной молодости

Ещё я убедился, что современная молодёжь вовсе не молода психологически. Я по своим жизненным установкам гораздо моложе 16-20-летних (и в свои 16-20 лет уже был настоящим молодым, каковыми нынешние молодые не являются). Я увидел, что дети из малодетных семей, не знавшие братиков и сестричек, и вместе являющиеся весьма малочисленными в обществе относительно других возрастов поколением (я работал с 1995-1997 годами рождения), очень консервативны и напрочь лишены "удали молодости", точнее, проявляют эту удаль, максимум, в том, чтобы добиться того или иного блата со стороны старших. Любые в широком смысле контрреволюционные настроения в их среде находят гораздо более основательную поддержку, понимание и одобрение, чем любые в широком смысле революционные настроения. Пресловутая "протестующая молодёжь" – это, на самом деле, даже среди активной молодёжи контртенденция! Причём, охранительски настроенная молодёжь вовсе не пассивна, в их поколении именно сильные ребята, которые в другие времена стали бы первейшими революционерами, охотнее идут на сторону защиты порядков взрослых, предпочитают коррупцию и традиции. Это напрямую связано с тем, что они обычно единственные дети своих родителей, и в целом как поколение они малочисленны (а ещё они очень болезненные, что тоже не добавляет готовности ввязываться в авантюры) и вообще не верят в себя, но верят в угождение старшим и получение всякого преимущества с разрешения и из рук старших.

Так я пришёл к неутешительному выводу, что молодость как "молодость души" – это не то, что содержится в существующих молодых людях в силу возраста, а то, что ещё нужно туда поместить, т.е. воспитать, но в таком случае биологический возраст ученика не имеет решающего значения. Никакая "новая истина" чисто в силу смены поколений больше не заместит "старую истину", во всяком случае пассивные надежды на это чреваты колоссальной ошибкой, потому что "старость" прекрасно научилась воспроизводить себя в молодёжи тоже. Поэтому – изучение и адаптация к временам интернета методики Макаренко, т.е. интенсивная технология перевоспитания ЛЮБЫХ попавшихся людей, а не экстенсивное сеяние чего-то среди молодых в надежде на удачу. Если же мы научимся брать произвольных людей, т.е. первых же согласившихся, и делать из них коллективы с культурой внутренней молодости, желании познавать и преобразовывать мир, то мы станем самообеспечены хорошими учениками в любых внешних социальных условиях. Круто? Круто! Значит, надо делать.

Молодость души



Переобучение взрослых вперёд детей

Так, например, мы ясно увидели, что сегодня не слишком актуально воспитывать или перевоспитывать этими методами детей, потому что в любом случае организующие такое воспитание взрослые сами не имеют сколько-нибудь достойного воспитания! Поэтому первым делом нужно наладить перевоспитание взрослых, понявших, что их поведенческие навыки никуда не годятся. Но так никто из макаренковедов вопрос не ставит – все хотят детей воспитывать, не оглядываясь на себя самих!

Между тем идея с приоритетом перевоспитания взрослых развязывает нам руки на первое время в плане особых разрешений и особых условий для работы с детьми. Рано пока заниматься детьми. Эта мысль созвучна предыдущей: что молодёжь не молода, а потому даже во взрослых можно пробуждать молодость – и они моложе той молодёжи получатся. (И ещё это здорово сообразуется с последними достижениями профилактической медицины по лечению и омоложению организмов даже за весьма бюджетные деньги, если технологии знать.)



Обучение для масс, а не для талантов

Ну, и остался вопрос таланта... Я сам как бы "одарённый подросток", проходил в Питере по конкурсу в Программу дополнительного образования для одарённых, исследовавшую креативность и заодно помогавшую одарённым социализироваться и опережающе учиться. И я по прошествии многих лет, зная судьбы многих знакомых и друзей оттуда, невероятно разочарован в принципе отбора людей "по способностям". В принципе это же касается серьёзного факультета СПб НИУ ИТМО, который я закончил, а также я знал кое-кого из ИТМОвских чемпионов мира по программированию (тоже через программу одарённых эту познакомились)... Так вот: если обобщать, то более талантливые люди тратят своё превосходство на то, чтобы ЛЕГЧЕ получать от жизни какие-то мелкие успехи. Талантливые люди не ставят перед собой великих целей и, наоборот, великие цели ставят менее талантливые люди, и им приходится развиваться, либо же они идут к этим великим целям кое-как, потому что у них нет хорошей академической подготовки и просто способностей к тому, чем они занимаются. Но талантливые-то все дезертировали, продались, легко заработали много денег и предались безобидным увлечениям! Я как раз был из "посредственных одарённых", я видел немерено людей чисто физиологически талантливее себя, но не поставивших перед собой высоких целей. Мне физиологически же тяжело заниматься той умственной деятельностью, которой я занимаюсь: я надрывал и потом иссушал работой своё здоровье, и только в последние 2 года стал, наконец, восстанавливаться, потому что мне умственная деятельность не даётся легко, я к ней приучен, но от рождения к ней не способен в той же мере, что и многие другие. Я просто научился безжалостно перенапрягать организм. Многим настоящим талантам, которых я видел, на моём месте те же результаты дались бы меньшей кровью.

Судьбы одарённых

И тоже самое можно сказать про образовательные учреждения, ориентирующиеся на талантливых и хорошо подготовленных детей. Педагогически они делают себе огромное послабление и деградируют. Поэтому ещё Макаренко крутой: он брал случайных украинских бродяг и за несколько лет сделал с ними последовательно несколько заводов, из которых два – рекордсмена взрослой Индустриализации. То есть он обогнал с полуслучайными детьми всех прочих "талантов" даже среди взрослых – засчёт своей технологии воспитания.

Поэтому перед будетлянской системой образования стоит сверхзадача: готовить первых попавшихся людей и засчёт изобретательных ухищрений выводить их на такой уровень квалификации, чтобы они успешно справлялись с задачами, за которые бы и отборные профессионалы со всего мира после лучших университетов мира даже взяться бы не решились. Чтобы то, по какой системе ты прошёл подготовку и под какую схему последующей работы, стало играть существенно бОльшую роль, чем то, с каким багажом способностей и подготовки ты пришёл к нам изначально. Чтобы мы в общем вознаграждали суперобразованием всех людей, которым хватило мужества, рисковости или раздолбайства к нам вообще сунуться и присоединиться. Соответственно, достойные производственные и исследовательские цели для наших выпускников сможем поставить только мы же: в старой экономике им должно быть в первую очередь смертельно скучно (мне вот именно что скучно, помимо прочих идейных разногласий, существует и базовое нежелание тратить себя там).




наверх!